Между СИБУРом и ТАИФом возникла химия

Между СИБУРом и ТАИФом возникла химия

Между СИБУРом и ТАИФом возникла химия

Аналитики ждут значимой синергии от объединения компаний

Сделка по объединению СИБУРа и ТАИФа, о которой компании заявили 23 апреля, может решить стратегические проблемы обеих компаний. Так, ТАИФ испытывал проблемы из-за нехватки сырья и давления огромной инвестпрограммы в 1,5 трлн руб., тогда как у СИБУРа закончились очевидные идеи для новых крупных инвестпроектов. Аналитики оценивают синергию от объединения на первом этапе минимум в несколько десятков миллионов долларов в год. Основным риском остается получение согласия на сделку от ФАС.

Потенциальная синергия от объединения СИБУРа и ТАИФа в консервативном сценарии может составить несколько десятков миллионов долларов EBITDA в год, отмечает Александр Собко из Rupec. По его мнению, синергетический эффект может быть достигнут за счет оптимизации поставок между внутренним рынком и экспортом и более диверсифицированной сырьевой базы. Глава Центра отраслевых исследований Андрей Костин считает, что наращивание мощностей даст возможность одновременно выпускать множество марок, в чем заинтересованы клиенты, при этом им «не нужно вставать в график».

СИБУР — крупнейший в РФ производитель нефте- и газохимии. ТАИФ — крупный производитель полимеров, а также синтетических каучуков, его ключевые предприятия — «Нижнекамскнефтехим» (НКНХ) и «Казаньоргсинтез» (КОС). Предполагается, что на первом этапе сделки по объединению СИБУР получит контрольный пакет ТАИФа в обмен на 15% собственных акций.

Между СИБУРом и ТАИФом возникла химия

Для нас утвержденная инвестиционная программа ТАИФа — это новые хорошие возможности для вложений

Проблема сырья стала для ТАИФа довольно острой в прошлом году, когда из-за сокращения объема добычи нефти снизилось количество попутного нефтяного газа. Кроме того, «с ростом загрузки полимерных мощностей НКНХ отмечается снижение поставок от СИБУРа из-за его переориентации на собственный комплекс в Тобольске», говорил в июле 2020 года глава «Татнефтехиминвест-холдинга» (им владеют структуры властей Татарстана и ТАИФа) Рафинат Яруллин. Один из основных акционеров ТАИФа Альберт Шигабутдинов заявил 23 апреля: «Главное — с сегодняшнего дня мы гарантированно обеспечены качественными сырьевыми ресурсами, которых не хватало как воздуха».

У СИБУРа даже после запуска «Запсибнефтехима» остаются свободные ресурсы сжиженных углеводородных газов (СУГ) — в 2020 году компания продала в рынок 3,4 млн тонн СУГ, поскольку не имела мощностей по их переработке.

«Стратегически сделка дает нам доступ к переработке более тяжелого сырья, в основном нафты, что может обеспечить большую опциональность продуктов. Легкое сырье дает хорошую экономику на ограниченном перечне продуктов, в основном полимеров. Интеграция с нефтепереработкой дает гораздо более широкий выбор»,— пояснил “Ъ” логику сделки глава СИБУРа Дмитрий Конов.

В то же время СИБУР, помимо проекта Амурского ГХК, не имел других очевидных крупных инвестиционных идей в РФ. Хотя на конец 2020 года долговая нагрузка компании (чистый долг/EBITDA) в долларовом выражении составляла 2,2, она должна существенно снизиться в 2021 году, учитывая рост цен на полимеры и выход «Запсибнефтехима» на полную мощность. ТАИФ, напротив, одобрил инвестпрограмму объемом на 1,5 трлн руб., которая включает в том числе строительство производства полеолефинов ЭП-600 мощностью 1,8 млн тонн в год. В результате роста инвестиций и падения EBITDA долговая нагрузка НКНХ выросла в 2020 году с 0,5 до 2,8.

«Для нас утвержденная инвестиционная программа ТАИФа — это новые хорошие возможности. Еще один плюс инвестпрограммы ТАИФа — то, что значительная ее часть уже вложена»,— говорит Дмитрий Конов. Он подчеркнул, что СИБУР обязуется продолжить те проекты ТАИФа, которые «уже идут и точно будут завершены». По другим проектам инвестпрограммы ТАИФа «у нас согласована единая методика оценки их экономической эффективности и принятия решений о реализации».

Главный риск для сделки — получение согласования ФАС, учитывая, что объединенная компания станет де-факто монополистом на рынке нефтехимии в РФ.

В практике российского регулятора отказ в согласовании сделки встречается относительно редко, отмечает глава корпоративной и финансовой практики Россия/СНГ Hogan Lovells Георгий Калашников. Регулятор запрещает сделку, только если конкуренция существенно ограничивается и происходит полная монополизация рынка, говорит он. ФАС также имеет право исключить определенное направление бизнеса из периметра сделки и предписать поведенческие ограничения. Руководитель корпоративной практики коллегии адвокатов А1 Иван Кожемяков добавляет, что утвержденные ФАС условия стороны сделки должны будут выполнить в течение девяти месяцев.

Ольга Мордюшенко

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

1 + 14 =