Рыбаки без рыбки и судна

Рыбаки без рыбки и судна

Рыбаки без рыбки и судна

ФЭСТ отказывается от накренившегося траулера и рискует потерять инвестквоту

«Коммерсантъ» от 16.04.2021, 20:18

Группа компаний ФЭСТ решила отказаться от строящегося по инвестквотам на ленинградской «Пелле» траулера стоимостью €33 млн, который 30 марта завалился на бок, в результате чего погибли два человека. По оценкам рыбаков, на восстановление судна потребуется €20 млн и два года, а таких средств нет ни у них, ни у верфи. Проблемы возникли из-за неправильного расчета остойчивости. Это первый случай, когда, исполнив все свои обязательства, заказчик может потерять инвестквоту: она прямо завязана на ввод судна в эксплуатацию и не учитывает случаи, когда неприемка судна произошла не по вине заказчика. Ведомства не исключают возможности корректировки нормативной базы, настаивают на ней и отрасль, и банки.

Группа компаний ФЭСТ откажется от траулера «Скорпион», который перевернулся на судостроительном заводе «Пелла» Герберта Цатурова. Об этом заявил ее исполнительный директор Юрий Паршев на заседании комиссии РСПП по рыбному хозяйству и аквакультуре 16 апреля. «По нашим оценкам, потребуется не менее €20 млн и двух лет на восстановление судна. У нас таких денег нет»,— подчеркнул он.

30 марта во время работ на судостроительном заводе «Пелла» завалился на бок строящийся траулер «Скорпион», получив крен 70–80%. На момент происшествия на судне работало порядка 100 человек, двое погибли. Возбуждено уголовное дело. Всего по программе инвестквот для ФЭСТа «Пелла» строит два траулера. Их финансирует Альфа-банк, в июле 2019 года сообщалось, что объем инвестпроекта — €66 млн.

«Мы предполагали, что будут трудности с запуском оборудования — рыбофабрики и т. д., с чем опыта у верфи не было,— рассказал Юрий Паршев,— но в итоге проблема оказалась с расчетами остойчивости судна». За 16 дней с момента инцидента поставить судно на ровный киль не удается, рассказал он. «Главный двигатель, силовая установка, фабрика — все в воде, трюм полон воды, кабели нужно менять»,— отметил топ-менеджер.

По обновленному сроку (перенос на год), судно должно было быть сдано 31 июля, и, как заявил Юрий Паршев, «естественно, ни о каком получении говорить не можем, рассматривать приемку ни в каких вариантах не будем». «Судно было под водой, для моряков это важно, это как машины-утопленники,— говорит он,— плюс две жертвы в трюме».

Заказчику были переведены 80% стоимости, но денег на продолжение строительства у верфи нет, отмечает господин Паршев.

Есть опасения по второму судну, готовность которого в районе 50%, поясняет он: «там также вопрос остойчивости, но есть надежда». При этом заказчик понимает, что «срок сдачи второго судна — даже не следующий год», подчеркнул он. По его словам, компания раскроет банковскую гарантию Сбербанка. При этом он заявил, что у верфи не было продленного договора страховки на судно.

Незавершение строительства судна грозит компании потерей инвестквоты на добычу водных биоресурсов. При этом, как заявил господин Паршев, из-за срыва сроков сдачи компания уже недобирает объем полагающейся ей квот — в этом году более 5 тыс. тонн. «С учетом потери судна рассматривается покупка секонд-хенда, чтобы как-то выбирать квоту»,— заключил он.

Источник “Ъ” на «Пелле» соглашается с тем, что произошел несчастный случай: «к сожалению, сыграл роль человеческий фактор».

Предприятие не может заставить заказчика принимать судно, добавляет он. Сейчас ведется работа по первому траулеру, также внимательно идет перерасчет остойчивости, говорит собеседник “Ъ”. Судно было застраховано, но на этот год, рассказывает он, у «Пеллы» не было возможности продлить страховку из-за отсутствия денег. Предприятия ОПК находятся в очень сложной ситуации из-за высокой закредитованности, поясняет он. Вся прибыль уходит на погашение кредитов перед банками, а новые кредиты организации не дают, говорит источник “Ъ”, заявляя, что проблема требует системного решения.

Советник главы Минсельхоза Евгений Кац напомнил, что договор на получение квоты требует ввести судно в эксплуатацию в установленный срок: если это обязательство не выполняется, то есть основание для его расторжения. Все остальные вопросы — отношения заказчика с верфью, банками, — лежат в гражданско-правовой плоскости, они напрямую не предусмотрены в нормативных актах по инвестквотам, напомнил господин Кац. Таких случаев нет, вопросы будут обсуждаться с учетом предпринимательских рисков, обстоятельств непреодолимой силы и т. д.

Глава департамента судостроительной промышленности Минпромторга также отметил, что выделение квоты для компании ФЭСТ под вопросом, однако предложил подумать о возможных изъятиях в законодательстве применительно к этому случаю.

Начальник управления экономики и инвестиций Росрыболовства Андрей Михалевич напомнил, что сейчас на верфи строятся шесть судов и исходя из сложившихся обстоятельств и ее финансового состояния есть риски отсрочки обязательств на период больше года. Конкретная ситуация будет обсуждаться на площадке Минсельхоза, отметил он. Господин Михалевич полагает, что сейчас в преддверии корректировки нормативных актов и второго этапа распределения инвестквот следует предусмотреть подобную ситуацию. Например, учесть обстоятельства непреодолимой силы и наделять квотой компании, добросовестно исполняющие свои обязанности и платежи и не получившие инвестобъект по не зависящим от них причинам.

За корректировку нормативной базы активно выступают и сами компании. Глава Всероссийской ассоциации рыбопромышленников (ВАРПЭ), председатель комиссии РСПП Герман Зверев подчеркнул, что должна быть зеркальная ответственность как инвесторов, так и верфей за выполнение заказа. В принципе с этим согласны и финансовые организации. Представитель Сбербанка Александр Панов, отметил, что сейчас еще идет анализ ситуации. «Соглашусь, что добросовестного инвестора, который исполнял свои обязательства и платил, сейчас нельзя наказывать за то, что верфь не смогла построить пароход правильно»,— отметил он. Он напомнил, что если гарантия от заказчика будет раскрыта, банк выставит требования о погашении самому заказчику.

«Предлагаем в конкретном кейсе и при корректировке нормативной базы предусматривать, что если инвестпроект не реализован по вине заказчика, его штрафовать нельзя»,— подчеркнул представитель банка.

Также он отметил, что предстоит решить еще вопрос по судну. Если оно не подлежит восстановлению, то убыток ложится на верфь. Но если судно можно восстановить, то за ним надо сохранить квоту, считает Александр Панов, так как в будущем погашать долг можно исключительно за счет реализации объекта, поясняет он. Сергей Андреев из Альфа-банка также считает, что заказчик не должен один нести на себе эти риски и «нормативно-правовая база требует уточнений и детальной проработки в этом вопросе».

Анастасия Веденеева

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

13 − 1 =