Сериалы с мандатом

Сериалы с мандатом

Сериалы с мандатом

Анна Афанасьева о государственной политике в отношении видеосервисов

Газета «Коммерсантъ» №111 от 30.06.2021, стр. 7

Чем больше людей посещает онлайн-кинотеатры, тем настойчивей государство пытается их регулировать. Например, депутат Антон Горелкин недавно выдвинул необычное предложение: созвать правительственную комиссию и наделить ее правом ограничивать распространение эксклюзивных библиотек контента, принадлежащих иностранным платформам (см. “Ъ” от 29 июня). Иными словами, Netflix, который уже работает в России, или Disney+, если сюда придет, могут обязать делиться сериалами с российскими видеосервисами.

На каких условиях это произойдет, пока неясно, но уже очевидно, что развитие российских проектов невозможно без протекционизма, который стал обычным делом в классических кинотеатрах.

Еще с доковидных времен кинопрокат в новогодние или майские выходные «зачищался» от голливудских премьер, а выход блокбастеров переносился, если совпадал с российским фильмом, на который возлагаются кассовые надежды. Кинопродюсеры не скрывали, что иначе конкурировать с Голливудом смешно. Чиновники даже продвигали идею введения налога на билеты на иностранное кино, что противоречит нормам ВТО.

Те же идеи, похоже, возникают по отношению и к онлайн-сервисам. Желание дать преференции отечественным проектам объяснимо: они тратят миллиарды рублей на собственный контент, но по объему и качеству он далек от крупнейших западных платформ. Кроме того, россияне до сих пор не привыкли платить за контент, средняя продолжительность жизни подписчика на платформе — полгода. В таких условиях сделать рентабельным бизнес сложно, особенно имея рядом Netflix, который или сам снимает востребованные сериалы, или покупает их. Судя по тому, что компания начала заказывать сериалы отечественным продюсерам, у нее серьезные амбиции в отношении русскоязычной аудитории. Хотя новая идея нормам ВТО не противоречит, выглядит она даже не просто как протекционизм российского контента, а как дискриминация конкретных платформ, говорит руководитель практики защиты репутации бюро «А-Про» Антон Воробьев.

Стоит признать, что концепция «отнять и поделить» работает не только в России.

Но если, например, власти Франции больше волнует финансовая составляющая (там в обмен на право работать в стране хотят обязать Netflix и Amazon реинвестировать 25% французской выручки в локальный контент), то в России ограничения могут иметь и политический подтекст, считают мои собеседники на рынке. Западные сериалы могут отражать ценности, отличные от внутренней государственной идеологии, включая, например, симпатии к российской политической оппозиции. И здесь как раз за дело может взяться та самая правительственная комиссия, которая в перспективе может получить право допускать или запрещать контент для распространения в России.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

пять + двенадцать =