Организация объединенных координаций

Организация объединенных координаций

Организация объединенных координаций

Как Владимир Путин попал в «Украину»

Газета «Коммерсантъ» №65 от 14.04.2021, стр. 1

13 апреля президент России Владимир Путин осмотрел Координационный центр правительства, который ему очень понравился, а потом из Кремля поговорил с президентом США Джозефом Байденом, который, как считает специальный корреспондент “Ъ” Андрей Колесников, ему не очень понравился.

Координационный центр правительства России находится не в Доме правительства России, что было бы логично, видимо, только на первый взгляд.

На самом деле координировать деятельность правительства России и правда лучше издалека, например из гостиницы «Украина» (а то и из самой Украины), чтобы никто не мог придраться к тому, что лицом к лицу лица не увидать… Надо, чтобы связующие нити вели к чему-то, в какой-то центр, а не путались в нем самом…

В общем, именно в гостинице «Украина» (теперь это Radisson Collection Hotel.— “Ъ”) на Кутузовском проспекте расположился Координационный центр правительства России: на самом деле просто удобно, объяснил мне пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, и зал конгресс-центра — трансформер, да и по пути (видимо, в Кремль из Белого дома или из Кремля в Ново-Огарево), к тому же в Белом доме все равно места нет.

Владимир Путин осмотрел коворкинг, а проще говоря холл, в котором перед ним выступил председатель правительства России с краткой презентацией, включающей и видеочасть, в которой зрителю, то есть президенту России, предлагались «13 возможностей для Вас!». Это было явно чересчур: чем больше возможностей предоставляется, тем больше потом приходится человеку жалеть об упущенных. А поскольку Владимир Путин в коворкинге не задержался, то очевидно, что упущены были сразу все 13.

Между тем Михаил Мишустин признался президенту, что хотя решили делать этот центр больше года назад, не все шло гладко, однако теперь устроилось, и вот центр работает почти что год.

Центр был, как мы теперь узнали, создан «для обеспечения оперативных и согласованных действий» правительства. То есть Михаил Мишустин таким образом вынужден был признать, что другим способом достичь согласованности в действиях правительства никак не возможно. Все другие способы (например, через аппарат правительства.— А. К.) были и правда, видимо, по-честному испробованы, и не по одному разу.

— Мы построили свою работу исходя из пяти основных базовых ценностей,— продолжал Михаил Мишустин уже не в коворкинге, а в ситуационном центре, где все было напичкано новейшей аппаратурой, отчего координация, которой так нужно достичь, казалась тут делом каким-то даже неизбежным, так как людей, которые могли бы этому помешать хотя бы просто фактом своего присутствия, здесь почти и не было. Да и не предполагалось, видимо. Технологично, бездушно и многозначительно. Все тут казалось оцифрованным, даже и сами люди, попадающие сюда… Все сразу становилось матрицей, готовой к скорейшей координации с другими матрицами.

— Выстраивать все сервисы государства,— говорил Михаил Мишустин,— вокруг потребностей людей, действовать открыто, вести диалог на основе взаимного уважения, доверия, подавать пример этичного поведения во всех ситуациях, работать совместно, невзирая на ведомственные границы, и — что самое главное — обеспечивать результат, потому что результат важнее формальных процедур и регламентов (то есть их можно нарушать во имя результата.— А. К.).

Это было похоже на эпизод из голливудского фильма, где идет рутинная презентация нового поколения сверхмашин, чья главная идея — служить человеку, и всем при этом с самого начала ясно, что машины вот-вот заживут своей жизнью и будут делать все так, как считают нужным, потому что у них есть свой сценарий, поломать который, если что, не дано даже сверхгерою, хотя бы ему даже вдруг и приспичило такое.

Но нет, и он сам не производил такого впечатления.

— В феврале 2020 года я вам докладывал об идее этого центра, мы все это очень подробно обсуждали,— продолжал Михаил Мишустин,— и фокусировка национальных целей развития стала дополнительным вектором нашей работы. И важнейшим принципом координации мы считаем синхронное, согласованное участие как федерального центра, так и всех регионов… А также, конечно, и бизнеса, который здесь представлен.

Ни к одному слову тут невозможно было придраться, да и зачем? Одна матрица укладывалась в другую, чтобы стать третьей, и останавливать этот процесс было бы странно и даже нелепо.

— Уже были нештатные ситуации… рассказал тем не менее Михаил Мишустин, обращаясь к президенту.— В мае прошлого года, вы все это прекрасно помните, было принято решение оказать поддержку семьям с детьми. Это был важный и сложный проект, когда для обращения за подобными выплатами не надо было бумажные справки, писать заявления, ходить куда-то, и впервые появилась возможность сделать все онлайн… И вот из-за востребованности этой меры портал госуслуг не выдержал. Беспрецедентная была нагрузка, в пике нагрузка составляла 13,5 тыс. обращений в минуту, и для разрешения вот этого первого специального проекта на площадке Координационного центра мы скоординировали все необходимые действия от ведомств и организаций, организовали информирование людей… И за сутки эту ситуацию выправили!

То есть машины, столкнувшись с новейшими человеческими потребностями, сперва оторопели и даже отступили, а затем продемонстрировали, что могут пока и так.

— Вот сейчас выплаты на детей от нуля до трех лет, от трех до семи лет не требуют заполнения заявлений, и выплаты происходят автоматически. Родители получают средства на карточки. Уже выплачены более 650 млрд руб. семьям, в которых воспитываются более 28 ребят… Детишек…— поправился Михаил Мишустин.

Тут все-таки сбой произошел с машиной, которую олицетворял сейчас сам Михаил Мишустин.

Цифра «28», словно случайно перескочившая из какой-то не той матрицы, не укладывалась в простейший, казалось, паззл. В нем, видимо, должны были фигурировать не 28 детишек, а по крайней мере 28 млн.

— Вы правы, это, безусловно, очень современный инструмент управления,— согласился президент,— все очень наглядно, дает возможность реагировать на предстоящие события, получать обратную связь и корректировать действия правительства.

То есть делать то, чем до сих пор занимался он сам.

— И все очень красиво… Все коллеги очень красивые…— неожиданно признался Владимир Путин.— Это то, что приходит в голову по ходу пьесы…

Возможно, мыслями он был уже в Кремле, откуда через некоторое время говорил уже с президентом США Джозефом Байденом

По информации “Ъ”, разговор состоялся по инициативе американской стороны и продолжался больше получаса; президент США, как теперь известно, предлагал встретиться в течение ближайших месяцев в одной из третьих стран и поговорить.

Пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков в разговоре со мной тем не менее не подтвердил, что приглашение было с благодарностью принято, хотя такое можно было бы предположить: отношения между двумя странами настолько испорчены и к тому же на взводе, что любой повод хотя бы выяснить их, казалось бы, должен быть встречен, как говорится, по крайней мере с осторожным оптимизмом.

Между тем Дмитрий Песков ограничился тем, что сказал: «Предложение будет изучаться».

Скорее всего, действительность не дает никаких поводов даже для осторожного оптимизма. Есть основания предполагать, что американский президент говорил с Владимиром Путиным о неизбежности новых санкций, и более серьезных, чем те, что были раньше. И если такие санкции по отношению к России действительно будут приняты, то ни о какой встрече между двумя президентами ни в какой третьей стране и правда не может быть уже и речи.

И тогда вся наша надежда на один только Координационный центр и останется.

Андрей Колесников

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

1 × 1 =