«Трансаэро» преподнесло бенефициару урок

«Трансаэро» преподнесло бенефициару урок

Александр Плешаков восемь лет доказывал свое владение офшором с акциями перевозчика

«Коммерсантъ» от 17.06.2021, 20:50

Громкое банкротство некогда второй в РФ авиакомпании «Трансаэро», прекратившей полеты осенью 2015 года, получило неожиданное продолжение. Как выяснил “Ъ”, основатель «Трансаэро» Александр Плешаков сумел отстоять свое право на компанию Sky Stream, созданную на Британских Виргинских островах (БВО) для держания акций перевозчика. Тяжба с номинальным владельцем офшора, бывшим другом и юристом господина Плешакова Сергеем Линьковым заняла восемь лет. Юристы считают дело «ценным уроком» о рисках передачи бизнеса в номинальное держание на основании лишь дружеских договоренностей. Ценность актива неизвестна, однако на него могут претендовать и кредиторы «Трансаэро».

Тайный совет Великобритании 14 июня согласился признать Александра Плешакова реальным владельцем Sky Stream Corporation (SSC, зарегистрирована на БВО). Спор о правах на офшор, владеющий на начало тяжбы 12,9% акций «Трансаэро» (прекратила полеты в октябре 2015 года, признана банкротом в 2017 году) и американской Sky Ocean (ей в том числе принадлежал кондоминиум в Ривьера-Бич в отеле Ritz Carlton, который был продан за $4,3 млн), тянулся с 2013 года и теперь окончен.

Как утверждал в суде господин Плешаков, при покупке акций авиакомпании у структур Бориса Березовского они были оформлены на номинального держателя, чтобы избежать выставления оферты миноритариям. Для этого в 2005 году была создана SSC, учредителями и директорами которой стали друг и советник господина Плешакова Сергей Линьков и Ирина Казанцева, будущая супруга последнего. Александр Плешаков настаивал, что схему разработал сам господин Линьков, а учредителям ежемесячно платили по €4 тыс. наличными. SSC не указывалась в списках аффилированных лиц «Трансаэро».

В 2013 году господин Плешаков из-за «нарушения доверия» потребовал вернуть акции SSC, но Сергей Линьков отказался. В 2014 году суд БВО признал факт номинального держания и обязал переписать акции SSC на Александра Плешакова. Но по жалобе Сергея Линькова и Ирины Казанцевой Восточно-Карибский апелляционный суд в 2018 году отменил решение, сочтя номинальное владение недоказанным, и восстановил их в реестре акционеров. Именно это постановление отменил Тайный совет Великобритании, поддержав решение первой инстанции в пользу Александра Плешакова.

Для БВО Тайный совет Великобритании является высшим судебным органом, это конечная инстанция, которая исчерпывает возможности обжалования, поясняет партнер Petrol Chilikov Егор Чиликов. Формально решение совета выносится в качестве рекомендации, которую должна одобрить британская королева, но это «просто ритуал и на практике рекомендация никогда не отклоняется», уточняет советник практики разрешения споров Allen & Overy Андрей Панов.

«По сути, судья первой инстанции посчитал, что ответчики учредили траст и передали в него акции, а бенефициаром назвали Александра Плешакова», — разъясняет господин Панов.

Решающим аргументом, по словам адвоката Double Bridge Law Сергея Усоскина, была «совокупность обстоятельств» (акции продавали по указанию истца, следовали его инструкциям), свидетельствующих о том, что ответчики выступали лишь как доверительные управляющие. «Суд БВО решил, что реальнее выглядит версия истца, а ответчики не смогли предложить правдоподобной альтернативной истории, которая объясняла бы, как и почему они вдруг решили учредить SSC. С этими выводами согласился совет»,— отмечает Егор Чиликов.

Этот спор показывает, что бенефициарам следует внимательнее подходить к структурированию отношений с номиналами. «Если бы документы об учреждении траста были нормально оформлены, спорить было бы особо не о чем»,— подчеркивает Андрей Панов. «Любые неформальные договоренности могут привести к утрате контроля над активом на многие годы, пока будет идти суд, или навсегда,— соглашается Сергей Усоскин.— Надо знать и тонкости юрисдикции: например, у Плешакова были оригиналы акций, но по праву БВО этого недостаточно для подтверждения владения». «Такие отношения нужно регулировать хорошо написанным и выверенным соглашением, готовить которое должны не будущие номиналы, а независимые юристы, иначе есть очевидный конфликт интересов»,— добавляет господин Чиликов.

Теперь Александр Плешаков может вернуть контроль над SSC, а также потребовать от ответчиков возмещения убытков, связанных с неправильным управлением, оспорить сделки с имуществом, говорит Сергей Усоскин. SSC также получала дивиденды «Трансаэро», теперь кредиторы обанкроченного перевозчика теоретически могут претендовать на эти деньги, добавляет юрист. Кроме того, к господину Плешакову и членам его семьи заявлен иск о привлечении к субсидиарной ответственности по долгам авиакомпании на 249 млрд руб. В рамках спора имущество ответчиков может быть арестовано, а в случае привлечения их к «субсидиарке» на активы обратят взыскание. Впрочем, предупреждает Андрей Панов, в случае с зарубежными активами сначала нужно будет признать там решение российского суда, что потребует больших временных и материальных затрат.

Анна Занина

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

семнадцать + один =